bratgoranflo (bratgoranflo) wrote,
bratgoranflo
bratgoranflo

Карикатура времен польско-советской войны.


 Так уж повелось, что народы, населяющие нашу многострадальную восточную  Европу, частенько были ни самого лучшего мнения друг о друге, чему потворствовали многочисленные войны и конфликты, потрясающие и, увы, продолжающие потрясать ее просторы. Соответственно именно на военных агитационных плакатах и карикатурах лучше всего можно увидеть, так сказать, обобщенную картину-образ каким видеться противник он же, часто, ближайший сосед, и какие черты ему приписываются.
     Ярчайший пример вот эта, найденная на интернетовских просторах, польская карикатура времен войны 1920 года: «Царь Лейба Троцкий едет в Польшу делать советы». На этой картинке емко отображено представление поляков о надвигающейся советской власти: крючконосый Давидович со звездой на скипетре и сопровождающий его, по всей видимости, красноармеец, босой, оборванный, с характерными монголоидными чертами лица и чубом-айдаром на бритой голове. В таком восприятии красноармейца поляками нельзя не усмотреть наследие Ф. Духинского, этнографа, создателя расисткой теории противопоставлявшей настоящих славян (поляков, украинцев, белорусов)  русским – с точки зрения профессора «туранским народом», близким к финнам и монголам, отсюда культурно и этнически чуждым и враждебным.
    Возникновение подобных антинаучных теорий и их внедрение в общественное сознание напрямую связано с потерей Польшей независимости, после нескольких разделов, и вхождение ее основной части в империю Романовых.
      Большой симпатик поляков великий француз Жан Жак Руссо после первого раздела Речи Посполитой специально для них написал трактат «Соображения об образе правления в Польше и о плане его переустройства, составленном в апреле 1771 г.» в котором прозорливо угадал угрозу, которую несет будующая русификация, против которой он давал следующее противоядие «Вы не можете помешать русским проглотить вас, но сделайте, по крайней мере, так, чтобы они были не в состоянии вас переварить. <...> Если вы добьетесь того, чтобы ни один поляк не мог превратиться в русского, я отвечаю вам, что Россия никогда не подчинит себе Польшу. <...> Именно воспитание придает душам национальную форму. <...> Дитя, раскрывая глаза, должно видеть отечество и до смерти не должно ничего видеть, кроме отечества. <...> В двадцать лет поляк не должен быть иным человеком, он должен быть поляком. <...> Наставниками должны быть только поляки».
    И польское панство крепко запомнило и уяснило политическое завещание своего женевского друга. Именно в противодействии царской политике зародился и выковался тот самый польский национализм, который позволил полякам выстоять под напором централизаторских усилий Романовых и, впоследствии, опять обрести независимость; обратной, и малопривлекательной его стороной, был шовинизм, принесший немало неприятностей, но это, как говорится, несколько другая история.
     «Чего еще им надо? живут лучше нашего, всего у них вдоволь, а всё не сидится спокойно, всё бунтуют! Чего стоит нам этот проклятый край, с тех пор, как приобретен! Я бы, на месте государя, бросил его на съедение немцам, и конец!» возмущался граф Андрей Федорович Ростопчин после очередного польского мятежа. И, кстати, если верить мемуарам Бисмарка Александр ІІ в сердцах тоже выражал подобные мысли "Нам, немцам, удалось бы, по его мнению, германизировать польские области, у нас есть средства к тому, ибо немецкий народ культурнее польского. Русский же человек не чувствует того превосходства, которое нужно, чтобы господствовать над поляками".
   
Поляки из разных губерний

Действительно, такая особая непримиримость поляков именно к русскому господству связана с тем, что с их точки зрения, это было господство варваров, людей находящихся на несоизмеримо низшей степени культурного и цивилизационного развития. Отсюда и благодатная почва для появления разнообразных расистках теорий вроде предложенной Духинским. Как писал князь Долгорукий о поляках, встреченных в Киевской губернии «…поляки здешние никогда детей своих не учат по-русски и глядят на Россию, как на Царство, с которым, не имея ничего общего, они при всякой удобной встрече могут разорвать и физический и политический союз».
      Соответственно вели себя и молодые поляки в университетах, по воспоминаниям Н.Костомарова «Польская молодежь держалась в стороне от русской и при всяком удобном случае не скрывала национальной антипатии ко всему русскому». С особой тщательностью оберегался польский язык, в сохранении которого справедливо видели заслон от русификации: «Поляки все-таки исключительно говорили по-польски и не хотели знать по-русски; приобретая знание русского языка поневоле в училище, поляк считал, как бы нравственною необходимостью поскорее забыть его».
     Можно по разному относится к поведению поляков в условиях империи но, как бы там ни было, такая модель оказалась эффективной. Украинский поет В.Самийленко едко описав ситуацию с национальным вопросом в Российской империи
Там зібрались всі народи:
Москалі, “хахли”, поляки,
І живуть вони так дружно —
Як собаки, як собаки.

Там живе племін усяких
Престрашенна мішанина,
І за те той край зоветься —
Русь єдина, Русь єдина.


по-видимому, был не далек от истины.

Польские повстанцы-косиньеры

    Так что после обретения независимости после падения дома Романовых для поляков было просто невыносима мысль, что они могут вновь потерять государственность, подпав под власть русских, выражающейся теперь в несравнимо худшей форме – большевизм.
     Результаты кампании 1920 года – известны, как писал Ворошилов по свежим следам Орджоникидзе «Мы ждали от польских рабочих и крестьян восстаний и революции, а получили шовинизм и тупую ненависть к «русским». Хотя, положа руку на сердце, придется признать, что поводов для любви кремлевские товарищи давали очень мало.
     Историк С.Павлюченков в своей работе посвященной политике военного коммунизма отметил: «Но Европа враждебно встретила посланцев счастья. Красноармейцы, принимавшие участие в походе, говорили, что убедились, что поляки, в том числе и рабочие, не хотят советского строя. «За Бугом в нас стреляли и старый и малый», — писал один солдат в письме, переданном Троцким Ленину. Это сильно деморализовало армию, солдаты недовольны войной, устали. «Солдатская масса всецело против этой войны», — говорилось в нем ».
Tags: rzeczpospolita, государство и народ, художества
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments