bratgoranflo (bratgoranflo) wrote,
bratgoranflo
bratgoranflo

  • Music:

Гоголь по советски


Лист начальника Головного управління у справах літератури і видавництв при Раді міністрів УРСР К. Полонника секретарю ЦК КПУ І. Назаренку про заборону друку збірника статей “Гоголь і Україна”

31 січня 1953 р.

СЕКРЕТНО экз. № 1 СЕКРЕТАРЮ ЦК КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ УКРАИНЫ товарищу НАЗАРЕНКО И. Д.1

В 1952 году Главлит2 УССР выдал Гослит- издату разрешение на издание сборника ста- тей о Гоголе под общим названием “Гоголь і Україна”. Ознакомившись со сборником, я пришел к заключению, что разрешение долж- но быть отменено, т. к. помещенные в сборни- ке материалы не свободны от ошибок буржу- азно-националистического характера. Авторы ряда статей (А. Белецкий3, В. Боб- кова, Е. Кирилюк и др.) настолько выпячивают украинское происхождение Н. В. Гоголя, что у читателя сборника складывается впечатление, будто-бы любовь Гоголя к Украине, сыгравшая значительную роль в его творчестве, является следствием только лишь его национального происхождения, что Гоголь потому и стал гениальным русским писателем, что родился и воспитался на Украине.Между тем советским литературоведением давно доказано, что интерес Гоголя к украинской тематике — не единичное и не обособленное явление усилившегося в передовых кругах русского общества первой половины 19 столетия тяготения к изучению фольклора, быта и культуры украинского народа. Вольно иль не- вольно, авторы помещенных в сборнике статей отрывают Гоголя от общерусской почвы, от русской культуры. А. Белецкий в своей статье “Гоголь і ук- раїнська культура” говорит: “Автор “Ревізора” і “Мертвих душ” ви- ростав в оточенні українського народного по- буту, народної творчості, традиції давньої й сучасної йому української культури” (стр. 3). “…Відгуки стародавньої української літе- ратури, перші спроби нової української літе- ратури подали йому істотну допомогу при створенні його перших книг… З цими книжками Гоголь ввійшов у росій- ську літературу” (стр. 5). Вспоминая в связи с Гоголем одного из тео- ретиков русского романтизма Ореста Сомова4, А. Белецкий считает необходимым подчерк- нуть, что и Сомов выходец с Украины, как будто это обстоятельство имеет решающее зна- чение. Говоря о влиянии Гоголя на развитие укра- инской литературы, А. Белецкий находит не только общее в разработке украинских сюже- тов Н. В. Гоголем и Квиткой, но считает необходимым подчеркнуть, что у Г. Квитки “образи народної фантастики, подані в комічній трактовці, чергуються з образами реального побуту, змальованими іноді з більшою старан- ністю щодо передачі етнографічних деталей, ніж у Гоголя” (стр. 11). Снова вытаскивается на свет божий “проблема”: кому Гоголь больше обязан своим гением — Украине или России, кем он считал себя — украинцем или русским. Между тем сам Гоголь не считал этот вопрос заслуживающим внимания. В одном из своих писем в 1844 году Гоголь писал: “Я сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю лишь то, что никак бы не дал предпочтения ни малороссиянину перед русским, и русскому перед малороссиянином”. Как видим, ответ великого писателя предельно ясен. Поэтому совершенно непонятно, зачем академику А. Белецкому и другим авто- рам этого сборника понадобилось заострять внимание на вопросе о национальном происхождении и степени влияния этого происхож- дения на формирование и развитие гения Н. В. Гоголя. Автор второй статьи из этого сборника — В. Бобкова (“Гоголь і народна поетична твор- чість”) также изо всех сил старается убедить читателя, что своей писательской известностью Н. В. Гоголь обязан своему украинскому происхождению: “М. В. Гоголь народився на Україні; ще в юнацтві він дуже цікавився поетичною твор- чістю свого народу… Батько Гоголя… був май- стерним оповідачем, мати… зберігала в своїй пам’яті українські народні перекази, повір’я, народні прикмети. Тітка Гоголя — Катерина Іванівна Ходревська виконувала українські пісні. Ще юнаком Гоголь увібрав у себе українсь- ку народну мовну культуру, українські народ- ні казки і перекази, прислів’я, мелодійні пісні та героїчні думи” (стр. 20).

Мимоходом, на стр. 21, В. Бобкова сообщает, что Н. В. Гоголь записывал и русские народные песни, однако эта сторона творческой деятельности великого писателя не привлекла внимания автора цитируемой статьи. В подтверждение своих высказываний о Гоголе В. Бобкова приводит оценку писателя академиком Л. Булаховским5: “Гоголь, який з дитинства ввібрав у себе мовну українську стихію, залишивсь україн- цем великою мірою і як російський письмен- ник. Він писав по-російськи, але навички рід- ної фразеології, типові стилістичні ходи в його синтаксі — ще навіть у “Мертвих душах”, найпізнішому його великому творі, лишилися в їх підґрунті українськими; рідні джерела ні- коли не переставали бути живими в його стилістичній манері” (стр. 23). В связи с такими утверждениями критиков, у читателя возникает вопрос: а как же русский язык, русская литература, вся культура русского народа? Неужели они не питали творчество великого русского писателя Гоголя и не служили источником его вдохновения? Автор третьей статьи из этого сборника — “Вплив реалізму Гоголя на творчість Квітки- Основ’яненко” — Д. Чалый занялся изысканием того общего (в манере письма, в обрисов- ке характера героев, построения диалога), что по его мнению роднит произведения Н. В. Гоголя и Г. Квитки, и пытается доказать, что в творчестве обоих писателей много общих черт. Так ли это? Ведь слишком различное литературное наследие обоих писателей. Если Д. Чалый ищет то общее, что будто бы роднит великого Гоголя и Квитку-Основянен- ко, то А. Белецкий идет значительно дальше и утверждает, например, что: “Гоголівські інтонації ми не раз чуємо в ху- дожній прозі Юрія Яновського… У гуморі Остапа Вишні смішні є риси, близькі до гумору Гоголя” (стр. 17). Названным писателем может быть и лестно услышать из уст А. Белецкого, что они могут быть поставлены в один ряд с бессмертным Гоголем, но советский читатель, знающий творчество Гоголя и названных наших современников, безусловно усомнится в искренности и правдивости подобного утверждения маститого академика. Автор четвертой статьи из этого сборника — Е. Кирилюк /“Шевченко і Гоголь”/ так- же настойчиво подчеркивает украинское происхождение Гоголя, пытаясь убедить читателя, что не будь этого происхождения, Гоголь не был бы Гоголем. Очень нехорошим душком отдает от такой фразы Е. Кирилюка: “Обидва вони (т. е. Шевченко і Гоголь, — К. П.) палко любили свою рідну матір Україну і бажали їй всілякого добра… поважали росій- ський народ…” (стр. 85). По Кирилюку выходит, что Украину и украинский народ Гоголь горячо любил, а русский народ — только уважал… Разве допустимо подобное утверждение по отношению к Гоголю — национальной гордости русского народа, светочу русской культуры? На стр. 98 Е. Кирилюк говорит о Шевченко и Гоголе: “Обидва пристрасно любили свою батьків- щину і свій народ”. Что Кирилюк подразумевает под “своей ро- диной” и “своим народом” — читателю неяс- но. Надо полагать, что автор статьи имеет вви- ду только Украину и только украинский на- род, ибо снова называет Шевченко и Гоголя гениальными сынами украинского народа, об- ходя молчанием ту истину, что Гоголь потому и велик, что он обогатил литературу всей России и что ему была дорога и мила вся Россия, а не только Украина, т. е. часть Росии. Подобными ошибками пестрят и остальные статьи сборника (Н. Крутиковой, И. Куриленко, М. Иосипенко). Крутикова, например, с излишней детали- зацией рассматривает националистические высказывания о “национальной раздвоенности” в творчестве Гоголя, о фатальности его “отрыва” от украинской почвы, о вкладе украинцев в русскую литературу и пр. И Куриленко, рассматривая влияние Н. В. Гоголя на украинскую драматургию, по- пуляризует таких давно забытых авторов, как фальсификатор гоголевских тем А. Ващенко- Захарченко, авторов низкопробных “малорос- сийских” пьес С. Шерепера, Г. и С. Карпенко, К. Тополя, О. Цыс, М. Кочубей, К. Ванченко- Писанецкий, О. Шабельская, В. Суходольсь- кий и пр., не оставившие никакого следа в ук- раинской литературе и театре. К чему же их вспоминать, да еще в издании, посвященном Гоголю? Политической бестактностью и неуважени- ем к имени великого Гоголя следует считать заявление автора статьи “Гоголь і українсь- кий театр” М. Иосипенко, что “Ревізор” “Приезжий из столицы или суматоха в уездном городе”.

Непонятно, зачем М. Иосипенко понадобилось бросать тень на доброе и славное имя автора бессмертной комедии “Ревизор”.

З а к л ю ч е н и е: 1. Весь сборник статей “Гоголь і Україна” по своему уровню — ниже того, что было на- печатано в центральных изданиях в дни юби- лейных торжеств. Сборник политически не- приемлем и нуждается в коренной перера- ботке. 2. Ранее выданное Главлитом УССР разре- шение на издание этого сборника мной аннулировано.

НАЧАЛЬНИК ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ УССР К. ПОЛОННИК

ЦДАГО України, ф. 1, оп.24, спр. 2712. — Арк. 55–58. Оригінал.

Вот так вот - несознательные работники культуры подчеркивали украинское происхождение писателя и не давали любить русский народ) Интересно, что бы написал товарищ Полонник прочти он вот это
Tags: Гоголиана, культурологическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments