bratgoranflo (bratgoranflo) wrote,
bratgoranflo
bratgoranflo

Categories:
  • Music:

Память о Сагайдачном в Ельце


Раз уж зашла речь о походе на Москву в 1618 году гетмана Петра Сагайдачного прозванного за жестокость Конашевичем то интересно посмотреть как четырехсотлетие этих событий отмечают за рубежом. В частности в Ельце 8 сентябряпрошел фестиваль "Елецкий Набат" посвященный обороне города от запорожцев закончившейся его взятием - фестиваль вышел, судя по видио, довольно симпатичным, вот только на заглавном плакате стрельцам, похоже, противостоят испанцы из под Рокруа)))




Еще в 1862 году Елецкий краевед Н.Ридингер записал: "Разорение, произведенное Сагайдачным в Ельце,
осталось в предании у елъчан…и до сих пор оно считается стариками наказанием Божием за содействие самозванцам". Запорожцы осаждали Елец недаром, там как-раз находился царский посол с деньгами для крымского хана, обстоятельства "следствия" учиненного Сагайдачным для изьятия оных остались описаны в документах: "Как черкасы Елец взяли, а воеводы Ондрей Полев да Иван Хрущов, да государев посланник Степан Хрущов, да Матвей Челюсткин, да крымских гонцов Ромозан с товарыщи 12 человек, а их два кречетника Иван Петров да он, Яков, да ястребник Розгильдеи Григоров, да с ними ельчане немногие люди1 только человек з двесте и сидели в городе тот день, как острог взяли, до обеда. И учали, деи, выходити из города к черкасом елецкие попы. А учали говорити, чтобы их не побили и церквей не пожгли, а они им Степана с казною отдадут. А Степан, де, узнав то, учал плакать и говорить воеводом и всем людем, чтоб они того не учинили, государевы казны и его с казною не выдавали, а билися б / / покаме2 мочно, а будет не мочно будет, ино б лутчи так, что город зажечь и згореть со всем, а от них пощады не будет же. И зговорили попы на том / : / у черкас взяли в город ясаула Гришу, а чей словет, того не упомнит, а к черкасом дали воеводу Ондрея Полева, и пописали меж себя записи и крест целовали. И черкасы целовали на том, что было никого не убить, и города и церквей не жечь, и людей никого не сечь. А ельчане целовали крест на том, что казна отдать да на них ни в чом не стоять. А Степану сказали, только не отдать казны, ино всем погинуть. И впустили в город черкас человек с сорок. И те черкасы при//шод, воеводцких жон и воевод Ивана Хрущова и Матвея Челюсткина, и Степана Хрущова с казною взяли, и их, кречетников, и толмачей Богдана Исемчюрина, а Гриша, де, Санюков толмач, тот с попами ходили на мир и на зговор. А переводчика Суналея Мононаева да подьяче2 Семена Бредихина взяли в остроге на деле. А государев наказ Степан Зи роспись казне3 отдал Матвею Челюсткину, а говорил, чтоб упрятал, чтоб ево не сыскали. И Матвей отдал человеку своему, и человек его, измоча в воду, не одрал. А грамоты отдал Степану протопопу, и протопоп не одрал и закопал под папертью в городе, и бил челом Степану, толко учнут его о том спрашивать, и он бы на него не сказал//, л. 86 И как черкасы воевод, и воеводских жон, и Степана Хрущова, и их, кречетников, и толмачен взяли, и воевод всех и з женами свели всех в остроге на Ондрееве дворе Полева, а Степана Хрущова, да толмача Богдана Исенчюрина, да их, кречетников, взяли в таборы с казною вместе. И спрашивали Степана, чтоб дал грамоты, и наказ, и роспись казне. И Степан, де, сказал, что писмо все было у Семейки у Бредихина, а где Семейка, того не ведает, не ведает, взят, не ведает, убит, а сколько казна, де, налицо, и он словом про казну сказал. И тут же на Степана сказывали литовские люди, которые были даны крымским гонцом, что послано было с Степаном денежные казны 9000 рублев, а обявил, де, только 5000 рублев. И черкасы Степана пытали, любо он роспись казне дал или б сказал, где ещо 4000 рублев. И Степан, де, сказал, что писмо все у Семейки было, а денег больши того не было. И черкасы поставили его с очей на очи с Семейкою, и Семейка сказал, что письмо все было у казны, а он поехал битца без писма. И пытали, де, Степана и Семейку накрепко, огнем жгли, и пупы волочили, и ребра ломали, и Степан, де, не стерпя сказал, что отдал схоронить наказ и роспись Матвею Челюсткину. И они, де, и Матвея с очи на очи ставили и роспрашивали, и Матвея, де, / / л. 88 пытали ж. И Матвей сказал на того своего человека, кому отдал. И того человека пытали и жгли накрепко, а говорил, что, измоча, изодрал. А на протопопа Степан в том ничего не сказал. А побежали они, кречетник Иван Петров, да он, Яков, да4 поп, который был пошол с Степаном в Крым, да Семейкин человек Бредихина Бориско на десятой день после елецкого взятья. А черкасы в те поры стояли от Ельца с версту, а Елец, и посад и город, сожгли, а попов елецких всех, переграбя, отпустили, и людей всех л. 89 ельчан, которых взяли за крестным / / целованьем, з женами и з детьми отпустили, проводили до села". стр. 127-128
Tags: rzeczpospolita, Сагайдачный 1618, культурологическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments