bratgoranflo (bratgoranflo) wrote,
bratgoranflo
bratgoranflo

Category:
  • Music:

Когда быть "холопом" - почетно


  Споры о терминах всегда принадлежали к числу самых сложных и "горячих", а если они еще касались политических вопросов то и попросту смертельноопасных. Недаром еще в древности к правильному применению дифиниций относились с особой строгостью, как учил Конфуций: «Если имена неправильны, то слова не имеют под собой оснований. Если слова не имеют под собой оснований, то дела не могут осуществляться. Если дела не могут осуществляться, то ритуал и музыка не процветают. Если ритуал и музыка не процветают, наказания не применяются надлежащим образом.. Если наказания не применяются надлежащим образом, народ не знает, как себя вести. Поэтому благородный муж, давая имена, должен произносить их правильно, а то, что произносит, правильно осуществлять. В словах благородного мужа не должно быть ничего неправильного».
     Часто разное наполнение, которое разные люди приписывали одним и тем же словам, становилось причиной конфликта на ровном месте и существенным препятствием для интеграции. Взять хотя бы такое избитое слово как «холоп», как пишет в своей работе Т.Таирова-Яковлева, необходимость называть себя «холопами государевыми», вполне нормальная для старых подданных Романовых, была неприемлема многих представителей магнатерии и шляхты Речи Посполитой, к примеру, Януш Радзивилл отвечал русскому послу: «я никогда не был холопом и не хочу им быть теперь».
    И подобные проблемы у царского правительства возникали отнюдь не только при соприкосновении с представителями «вестернезированой» культуры. В отчете о посольстве томского сына боярского С. Греченина и подьячего А. Самсонова к правителю Хотогойского ханства Омбо Эрдэни, носившего титул Алтан-хан, приводятся интереснейшие данные о попытках склонения, к слову уже не первых, его дать царю шерть (присягу) и признать себе, соответственно царским холопом. Алтан-хан тянул время и отнекивался:
Пишет ко мне великий государь, чтоб шертовал я в холопстве, а холопство де у нас бесчесно, и в Мугальской земле тово у нас не ведетца, /л. 16/ что царь сам царю шертует…

— Что великий государь своего государева [42] жалованья ко мне прислал по росписи, все дошло сполна. А что в государеве грамоте ко мне, Алтыну-царю, писано, и вы, послы, говорили, что мне, /л. 24/ Алтыну-царю, для лутчей правды и утверженья великому государю самому шерть дать на том, что мне, Алтыну-царю, быть под государевою царскою высокою рукою в холопстве, и то у нас в Мугальской земле не повелось, что царь царю шертует, а холопство у нас бесчесно.
  Ситуация, мало-помалу, стала напоминать эпизод из известной комедии Гайдая

Царским послам приходилось отдуваться: «И Степан да подьячей Ондрей Алтыну-царю говорили, чтоб Алтын-царь в том слове не сумневался, а шертовал бы великому государю сам, что ему, Алтыну-царю, быть под государевою царскою высокою рукою в холопстве: многие государства учинились под государевою царскою высокою рукою в холопстве, и к кому великий государь пишет холопством, и то ему от великого государя честь, а не бесчестье. И преж сего ты, Алтын-царь, бил челом и писался в челобитных своих великому государю в холопстве, и государю б служил и прямил, и на государеву службу, где государево царское повеленье будет, ходить был готов, и дань с себя ежгодь перед прежним с прибавкою давать».
  Как характерно тут показано отношение к термину в Руском царстве: называть себя «государевым холопом» было сродни именованию себя «рабом Божьим», для верующего человека совсем не позорно, и даже наоборот – почетно.
   Тут больше всего интересно как именно слово "холоп" перевели для
Омбо Эрдэни? Представители русской администрации бывало не хуже английских колонистов могли обвести туземцев вокруг пальца хитро подсунутым переводом, как пишет М.Ходарковский: "В самом деле, переводы часто намеренно искажали суть дела. В большинстве случаев степняки не получали письменной копии того документа, который они должны были подписать. Они были вынуждены зависеть от русских толмачей, передававших им содержание документа. Русский переводчик Василий Бакунин утверждал, что до 1724 года калмыки вообще не были знакомы с содержимым тех договоров, которые они подписывали и которые в Москве считались присягами на верность. В отличие от прежних документов, написанных по-русски с добавлением подписей тайши, документ, подписанный калмыками в 1724 году, был написан на калмыцком языке и многократно обсуждался на встречах калмыков, прежде чем они согласились подписать его".
Tags: государство и народ, культурологическое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment