bratgoranflo (bratgoranflo) wrote,
bratgoranflo
bratgoranflo

  • Music:

О лекции К.Жукова посвященной Чудновской кампании 1660 года


Как-то совсем незаметно прошла в прошлом году 360 годовщина Чудновской кампании – пожалуй, самого катастрофического поражения царской армии со времен Орши (полный разгром и пленение всего командного состава). Сама по себе интереснейшая военная кампания 17 века,  незаслуженно обойдена вниманием широкого загалу, поэтому, когда нашел на ютюбе свежую лекцию ей посвященную - решил глянуть. Тут выложунекоторые впечатления от просмотра.
        Открывается лекция заставкой, на которой, почему-то, размещено изображение осады Ставищ польской армией в 1664 году, - как бы немного другое событие, но не будем придираться.
     В начале лекции автор делает замечание, что (8:07) Киев был приобретен благодаря походу Бутурлина, что крайне странно учитывая то, что город присягнул царю и принял царский гарнизон вполне добровольно.
     Характерно, что одной из причин поражения автор видит в отсутствии у Шереметьева достаточного количества пехоты (24:25) пехоты очень мало, (25:12) огромный недостаток пехоты и очень много всадников… ибо (25:25) рассчитывали на казачью пехоту. У поляков же (31:51) тотальное превосходство в пехоте, и, как предполагает автор, если было бы больше пехотных полков нового строя чем кавалерийских, то Шереметьев бы из окружения вырвался.
     Довольно спорное утверждение поскольку, как свидетельствует ход компании, именно филигранно проведенные Любомирским маневры, позволившие сначала соединить свою армию, а потом, по очереди, разбить противника, стали для Шереметьева фатальными. Данное преимущество гетман получил в первую очередь благодаря превосходству в кавалерии, в немалой степени достигнутому за счет союзников татар – сам же К.Жуков признает указанный факт (32:11). Так что, боюсь, будь у Шереметьева обратное соотношение в кавалерии и пехоте – его бы затоптали еще под Любаром. До конца 17 века, по сути, кавалерия в восточной Европе оставалась царицей полей.
    Отдельное внимание уделят автор казацкой армии, которая по его мнению  (31:45) не могла противостоят регулярной армии в полевом бою, полки шедшие с Хмельницким (58:35) были мало боеспособны из-за того, что не готовы воевать и вообще казацкие части (20:00) отличалась ненадежностью.
     Тут хотелось бы, прежде всего, сказать, что раз казаки это в подавляющем большинстве именно пехота, то и оценивать их необходимо именно исходя из этого. Разумеется, что лоб в лоб с регулярной армией, обладающей хорошей кавалерией, в открытом поле они не устоят (собственно, поэтому Хмельницкому был жизненно важен союз с татарами, а, в последствии - с царем), поэтому сравнивать их боевые качества логичнее с подобными формациями во вражеском стане. Так ли уж коронная пехота превосходила казацкую? В цитируемых автором мемуарах Гордона есть характерный эпизод: «Отсюда мы вели стрельбу и были в меньшей опасности от пуль, чем те, кто находился далее. Немного погодя я увидал, как слева от нас через вал перебираются несколько сотен казаков с 5 знаменами. Решив, что они намерены нас атаковать, я оглянулся в поисках поддержки и увидел, что весь полк обратился в бегство. Я крикнул своим людям, чтобы отходили, а те, заметив, что прочие бегут, кинулись следом. Будучи болен и слаб, в тяжелом обмундировании и ботфортах, я не поспевал за ними, не мог двигаться дальше и повернулся для обороны, воображая, будто неприятель преследует меня по пятам, однако те изрядно отстали».
    Как видим в течении кампании казаки выполняли именно функции пехоты: отстреливались от врага под прикрытием табора или иных средств защиты. Что характерно, при отступлении из под Любара Шереметьев доверил Цецюре с казаками охранять свой тыл. Более того анонимный автор Wojna polsko-moskiewska pod Cudnowem, odprawiona za panowania króla Jana Kazimierza pod wodzą Stanisława Potockiego, wojewody krakowskiego i Jerzego Lubomirskiego, marszałka koronnego w roku Pańskim 1660 даже (стр. 105) называл войско Цецюры: «была это главная сила Москвы».
    С Хмельницким-младшим в концепции автора вообще решительно ничего непонятно. Сначала заявляется, что  (33:45) Хмельницкий остался в Белой Церкви и вообще никуда не пошел и (41:56) Хмельницкий никуда не двигался, не собирался помогать, судя по всему, резюмирую вывод, что идти на помощь Шереметьеву не собирался. Правда, а как же он тогда оказался под Слободищем раз не собирался помогать союзникам? – непонятно решительно.
      На самом деле серьезность намерений Хмельницкого-младшего по оказанию помощи осажденным под Чудновом не была секретом для поляков, участник битвы, анонимный автор «Рифмованой хроники» писал:

Tоді Шеремет, забувши “шурум, бурум”, що був шумний,
Поклав кінець своїй насмішкуватій фантазії, уже не був гордий,
А дуже стурбований, вони з Цицюрою з розпачливою відвагою,
Відгризалися, трясучи своєю вже не пишною пазухою (?).
І якщо раніше кричали, ржали басом: “Га, гa, гa, гайда, гайдa”,
To тепер кожен тоненько дискантом з хрипотою виводив: “Ka, кa, кi”.
Постоявши кілька днів, втративши коні, війська, провіант,
Бачачи, що їх не допустять з’єднатися з Хміликом,
Хоч Хмілик, знаючи про це, пригнав стадом заради їхньої скудості (?),
Koней, волів, бидла, щоб як обложених врятувати їх у тяжкий час.
  Очевидно, К.Жуков не знаком с последними работами, по теме посвященными маршруту Хмельницкого и согласованности таких действий с Шереметьевым.
       На этом фоне так и вообще странно выглядит, что бой под Слободищем К.Жуков почему-то вообще «не заметил», ограничившись упоминанием (01:01) «происходили перестрелки, иногда очень напряженные», словно и не было никаких попыток захватить казацкий лагерь. Всех не знакомых с вопросом, тут, просто отсылаю к мемуарам того же Гордона и фон Хольстена – непосредственных участников штурма с польской стороны, очень сочные описания с деталями. К слову, польский историк А.Хнилко назвал указанный штурм самым кровавым эпизодом всей компании. Известный современный гусаровед и гусаролюб Р.Сикора признает, что гусарская хоругвь Любомирского во время боя с казаками была, как писал участник штурма, «totaliter разбита».  

Надгробная плита участника битвы в гусарском облачении

   Причины капитуляции под Слободищем, думается, лежали в другом – казаки оказались перед угрозой полного поражения не имея достаточно боекомплекта, как писал Гордон: «Теперь казаки стояли крепко, осыпая нас стрелами и камнями, других же снарядов у них в запасе было немного», следующий штурм для них вполне реально мог закончиться «Солоницей». Так что, если копнуть по глубже – события не вяжутся с утверждением лектора о том, что Хмельницкий изначально трусил и готовил «зраду».
   
Tags: rzeczpospolita
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments